?

Log in

No account? Create an account

Для настроения
micioamici

Собака породы шпиц в образе медведя Паддингтона.
https://www.facebook.com/377802085710502/photos/a.377815055709205/1373859849438049/?type=3&theater

Сходили за грибочками)
micioamici



Туман
micioamici


Мои куклы, мои сказки
micioamici

Начало сказки: https://micioamici.livejournal.com/330163.html
https://micioamici.livejournal.com/330408.html

Любопытный мышонок и чужая шляпа

Минченко Таня

Трактир был полон, боцман как всегда травил байки, мышонок внимательно слушал. Он сотни раз слышал рассказы про кита, про косяк рыб и саблезубую акулу, но всё равно сидел, мечтательно прикрыв глаза. Потом он забрался в чью-то мягкую шляпу, на дне белела бирка с надписью, морячок захотел её прочитать, он только что выучил буквы и читал все надписи подряд. Буквы были иностранные, ни одной из них мышонок не знал, в шляпе было тепло и уютно, он улегся на дно и принялся рассматривать потолок. Боцман рассказал все истории и покинул таверну, он думал, что мышонок как обычно сидит у него в кармане.

А морячок Вилли, так его на самом деле звали, уснул в шляпе и не заметил, как очутился на голове булочника. Старик был сед, но у него сохранилась прекрасная густая шевелюра. Голова булочника при ходьбе покачивалась как палуба корабля, мышонок потянулся, в полудрёме взбил белые кудри как подушку и провалился в глубокий сладкий сон.

Проснулся он от вкуснейшего запаха свежеиспеченных булочек. «Сегодня кто-то расстарался», - подумал мышонок, протирая глаза. Каково же было его удивление, когда перед его носом замаячила огромная печь, дверца бухнула, и противень со свежеиспеченными булочками перекочевал на стол.

- Ух, ты! – не удержался морячок и соскочил с головы булочника.

- Кыш, - вдруг услышал он над головой, - треклятые мыши! Нигде от них нет спасу, вот я тебя кочергой.

Булочник принялся бегать по комнате, сшибая по пути кастрюли с тестом, за ним как тополиный пух летели хлопья муки.

- Да я тебя!

Старик стукнул кочергой по столу и опрокинул миску с опарой, его милое лицо исказила злобная гримаса.

- Одни убытки от вас! – взревел он и запустил в мышонка яблоком.

Билли был не робкого десятка, он побывал и не в таких передрягах, яблоко просвистело над его головой, послышался удар о стену, оно отскочило и упало старику на новенький тапок, оставив грязный след. Морячок юркнул под стол.

- Ах ты мерзавец, старик рассвирепел, - да я тебя сейчас!

Тапок немедленно оказался в руках у булочника, и старик принялся хлопать им по стенам, столу и подоконнику как мухобойкой.

- Хгм, Гкм, - послышалось вдруг в дверях.

Булочник замер и выронил свое страшное оружие, в проеме стояла вся команда корабля.

- Не возражаете, если мы заберем мышонка? – строго спросил боцман.

- Не, мне, ме, - заблеял испуганно старик.

- Вот и славно, пойдем Вилли, ты пропустишь завтрак. Кстати, - боцман остановился в дверях, - наш кок кладет в эти булочки изюм и посыпает их ореховой крошкой.

- Так вкуснее, - подтвердил кок, и вся компания откланялась.

- Я уж думал, мне конец, - проговорил мышонок, нежно обнимая боцмана за шею, - Как вы меня нашли?

- Перерыли весь квартал, не соврал моряк и бодро зашагал на корабль. Мы своих не бросаем.

Мышонок забрался боцману в карман, и подумал: «Как же хорошо, когда у тебя есть настоящие верные друзья».


Мои куклы, мои сказки
micioamici

Начало сказки: https://micioamici.livejournal.com/330163.html

Любопытный мышонок на корабле
Минченко Таня

Боцман бодро шагал вразвалочку по старинным улочкам портового города, он потянулся в карман за кисетом, чтобы раскурить потухшую трубку и наткнулся на мягкий комочек. Комочек пискнул и тихо чихнул.
- Кто тут у меня? – боцман извлёк на свет крошечного мышонка. – Вот так дела, ты кто?
- Я Морячок, - представился мышонок, он только что придумал себе новое имя, на самом деле его звали совсем по-другому.
- Морячок? - недоверчиво покачал головой боцман, - а где твоя бескозырка?
- Потерял, - соврал мышонок.
Ему не терпелось попасть на настоящий корабль, встретиться со свирепой акулой и познакомиться с китом.
- Ну не беда, - боцман завернул в соседнюю улочку, где пестрела огнями сувенирная лавка. – Вот тебе новая бескозырка и матроска.
Мышонок надел белоснежный костюмчик с голубыми полосками и сдвинул набекрень бескозырку совсем как заправский матрос. Он уселся боцману на плечо.
- Ну, вот теперь можно и на корабль.
- Ура! - тихо пропищал мышонок, соленый запах моря ударил ему в нос, заголосили белые чайки,  захлопал крыльями парусник, боцман ступил на борт корабля, и жизнь мышонка с этого момента потекла по-другому.
- Свистать всех наверх, - кричал капитан.
И команда выстраивалась на палубе в ряд. Мышонок всегда с особой гордостью замыкал шеренгу, но капитан его не замечал, он бодро раздавал команды.
- А мне? – каждый раз обижался мышонок, но боцман его успокаивал и говорил, что тот ещё мал для важных дел и отсылал его на камбуз.
Мышонок раньше думал, что камбуз – это такой камзол размером с арбуз, на деле оказалось, что это обычная кухня, и даже есть повар, но почему-то его называют все кок. «Смешное название», -  думал мышонок. Он честно отрабатывал свой хлеб, перебирая пшено, рис и гречку. Занятие, конечно скучное, но безусловно полезное. Кому же из моряков понравиться сломать зуб о  камешек в каше.
Вечером боцман забирал мышонка с камбуза и отправлялся с ним на палубу смотреть на дельфинов или китов.  Мышонок повидал немало стран, побывал на необитаемых островах, и уже даже начал скучать по родному трактиру и своей мышиной семье, когда однажды случилось страшное.
Он проснулся среди ночи и почувствовал неладное. Мышонок не понимал, что его так растревожило, он вскочил на ноги и принялся трясти сонного боцмана.
- Вставай, беда.
- А, что, - отмахнулся мужчина, повернулся на другой бок и громко захрапел.
Мышонок бросился на палубу, забрался наверх и начал изо всех сил раскачивать  язык колокола. «Бом, бом», разнеслось над палубой, «Бом, бом», мышонок устал, почти оглох, но бил и бил в колокол, пока не упал без чувств.
- Что с ним?
Над крохотным тельцем склонилось строгое лицо судового врача.
- Обморок, но будет жить.
- Уф, - облегченно выдохнул боцман, - он ведь нам всем жизнь спас, в трюме оказалась огромная пробоина, мы все спали, и только он, маленький отважный мышонок почуял беду.
- Кормить отборным зерном, больше гулять и меньше нагружать, он ведь ещё ребенок, - доктор оторвал бумажку с рецептом и протянул боцману, ну и наградить за заслуги.
На следующий день состоялось торжественное награждение мышонка, ему презентовали собственную маленькую каюту, сделанную из коробки, в комнате вкусно пахло печеньем и шоколадом, коробка была из-под сладостей, вручили также сундучок для ракушек и новую форму с надписью «Отважный» на бескозырке. По прибытии в родной порт ему дали небольшой отпуск. Семья встретила отважного морячка с гордостью и почестями, гуляла вся улица, и даже коты в тот день мышей не трогали.


Мои куклы, мои сказки
micioamici

Любопытный мышонок

Таня Минченко

(кукла автора)

Жил на свете маленький мышонок ростом с наперсток, жил себе, зернышки кушал, и вдруг услышал в таверне, где обитала под полом вся его многочисленная семья, рассказ одного бывалого моряка.
- Плывем мы на нашем паруснике уже неделю, - рассказывал боцман, - рыбы не наловили ни бочки, и вдруг видим огромная гора, юнга закричал, было, «Земля», но не тут- то было, впереди замаячил огромный кит.  Ещё минута и мы столкнемся с ним и разобьемся вдребезги.
Мышонок замер от страха.
- Матросы в панике, капитан в ужасе, и только я бравый боцман беру крепкий трос, завязываю его морским узлом и  кидаю как лассо, петля затягивается на хвосте кита, а громко кричу: «Вперед», и огромная рыбина несет нас по океану с невероятной скоростью. В то плавание мы побили мировой рекорд по скорости доставки груза из Антверпена в Гонконг.
Мышонок ахнул, он не знал что такое кит, но предполагал, что это какое-то страшное громадное чудовище на вроде кота, только морское, он поежился от страха и на всякий случай глубже зарылся в мешок с рисом, а моряк продолжал:
- Обратно шли налегке, вдруг видим косяк рыбы, ну морячки прикинули, рыбы на целый траулер наберется, а у нас трюмы пустые,  сети все порваны, что делать?  Капитан в ступоре, матросы в задумчивости чешут затылки, и только я бравый боцман придумал, что делать. Беру всё тот же канат и начинаю крутить им возле стаи рыб, а сам кричу: «Открывайте трюмы», рыбу начинает кружить в водовороте, я резко дергаю канат, и весь косяк тут же оказывается на палубе, каких-то пять минут, и вуаля, можно идти домой с добычей.
Мышонок высунулся из мешка и прокрался к ноге рассказчика, чтобы лучше слышать.
- С тех пор мы не берем с собой сети, зачем?  Но вот однажды.-
Мышонок совсем осмелел и забрался к боцману в карман.- Однажды, продолжал рассказывать моряк, я как всегда закинул канат в воду, закрутил и резко дернул, но всё пошло не так. За конец веревки ухватилась огромная саблезубая акула.
Мышонок сжался от ужаса в кармане, недавно он видел фото акулы в одном журнале, забытом посетителем, это был монстр из монстров, с ней никакой кот не сравнится. Даже соседский рыжий Васька. Бармен тоже притих и слушал, раскрыв рот.
- Что делать? Капитан в ужасе, матросы в ступоре, и только я бравый боцман нашел выход, я беру веревку,  раскручиваю её над головой со всей силой, и акула летит за горизонт. Так я спас команду и себя от неминуемой гибели. Ну, заболтался я тут с вами, мне пора на корабль.
Боцман подхватил бескозырку и вышел из таверны. Мышонок не успел выбраться из кармана, он попал на корабль и стал мышонком морячком, но это уже совсем другая история.


Мои рисунки Мои стихи
micioamici

Ромео и Джульетта

(Рисунок автора)

Ей было тринадцать,
Ему - восемнадцать.
Два жалких птенца
Веронского царства.

Сквозь ненависть, злобу,
Вендетту и кровь
Сияет в веках
Их святая любовь.

Мои рисунки Мои сказки
micioamici

Привет от домового

(Рисунок автора)

 Лена покрутилась на чужом диване и затихла. Диван был жестким, спать совсем не хотелось. Она принялась считать медвежат на обоях, но сбилась и уставилась в потолок.
Вдруг на одеяло кто-то запрыгнул, протопал по ногам, животу и остановился на груди. «Кот, - подумала Лена, но не тут-то было, на неё смотрели два весёлых глаза с прищуром, маленький мужичок в полосатых штанах, красной рубахе и черной жилетке звякнул цепочкой, посмотрел на часы и проговорил хрипловатым голосом: «Спи, спи».

Лена от страха зажмурилась и на всякий случай ущипнула себя.

- Надо же, не сплю.

Мужичок сидел на краю дивана и курил самокрутку.

- Вы кто?
- Домовой, кто же ещё? Тебя что Вика не предупредила, я у них давно живу. Они меня почему-то прозвали Кузей, кто их людей разберёт почему, а так я Прохор Иванович, будем знакомы, он протянул крошечную жилистую руку.
- Лена, - девушка с опаской вытащила из-под одеяла руку.
- Белоручка, – фыркнул домовой.
- Я менеджер, - почти шепотом проговорила девушка.
- Это что за работа такая?
- Ну, сидишь за компьютером, обзваниваешь клиентов, предлагаешь товар.
- Купчиха, значит.
- Не-е-е, купчиха у нас хозяйка, а я так.
- Понятно, в гости ко мне пойдёшь? Всё равно не спишь, - домовой опять посмотрел на часы.
- А можно?
Лена осмелела.
- Можно, почему же нельзя, пошли.
Домовой спрыгнул на пол и направился в кладовку, Лена пошла на цыпочках за ним.
- Вот мой дом, - мужичок мотнул косматой головой на шкафчик в углу, - хозяева тут инструменты хранят, заходи, не бойся.
Лена заглянула внутрь ящика и обомлела.

- Настоящая избушка!
- Заходи!
- Как? Я Раза в три больше.
- А ты представь, что входишь внутрь, закрой глаза и закидывай ногу, вот так.
Лена с опаской ступила вперед и оказалась внутри избы.
- Настоящий позапрошлый век, - ахнула она.
- Ты давай, присаживайся к столу, каша стынет. Ты передай Вике, чтобы перестала одну кашу мне оставлять, я конечно не привередливый, но картошечку люблю, и соленые огурцы тоже уважаю. И по праздникам пусть медовухи с наперсток наливает. Передашь?
- Передам, - кивнула девушка.
- И скажи, чтобы перестали меня Кузей называть, Прохор я Иванович, я ихнему мальцу много раз говорил, а он упрямый всё Кузя да Кузя лопочет.
- Передам, - снова кивнула Лена.
- Ты вот что, поройся-ка в карманах, мелочь у тебя есть?
- Нет, у меня и карманов-то нет.
- Плохо, сник домовой, а в сумке, что на подоконнике лежит есть?
- Наверно есть.
- Я мигом.

Он стремглав помчался обратно в комнату и вернулся с сумкой.
- Поищи там.
Лена послушно порылась в кошельке и достала всю мелочь, её уже не удивляло, что сумка тоже уменьшилась в размерах.
- На, - девушка протянула раскрытую ладонь.
- Так, - деловито пробурчал домовой, что тут у нас. Эти не годятся, только вот эти, он отобрал медяки и бережно завязал в мешочек.
- А зачем тебе медяки?
- Много будешь знать, скоро состаришься! Крышу буду крыть, вместо черепицы, и прочно, и блестит, и красиво.
Домовой раскраснелся.
- Чего расселась, спать давно пора.
- Ну, я пошла.
- Иди, и Виктории Павловне передай, чтобы медяки в углах оставляла для меня, а то я крышу никогда не перекрою, оно бы ничего, переживу, только и у неё ремонта сто лет не будет, так и передай.

Лена улеглась на диван и мигом заснула. Она вскочила не свет ни заря, разбудила подругу и затараторила:
- Домовой велел передать, чтобы его Прохором Ивановичем величали, а не Кузей, и перестаньте угощать его одной кашей, он ещё картошечку любит с солеными огурцами, да, ещё медовухи просил на праздники, и медных монет по углам, то ремонта сто лет не дождетесь. Вроде всё.

- А, - зевнула Вика, - опять Кузя спать не давал, - надо было ему печеньку сунуть, он бы и успокоился. А то вишь, медовухи ему, медяков, нашел дуру, напьется медовухи и будет потом медяками по полночи бренчать. А что ты на меня так смотришь?
- Ничего, я домой пошла. Прохору Ивановичу привет.

Мои фото
micioamici

Мои рассказы
micioamici




 Минченко Таня
БЫЛИНКИ ВСЕЛЕННОЙ

(Рисунки автора)


Я шёл по дороге, закинув за плечи рюкзак. Позвякивали ножи и ложки, скрипели новые ботинки, шумела над головой листва. Хорошо! Я закинул голову, чтобы рассмотреть белку, послышался хлопок, и я рухнул всем своим двухметровым телом на мягкий мшистый ковер. Перед глазами проплыли облака, кроны деревьев, любопытная белка, ёж, и всё исчезло. Я оказался в полной пустоте. Время остановилось. Мысли вязли как блохи в киселе. Я попробовал пошевелить рукой и понял, что не ощущаю собственного тела. Последняя мысль скакнула и навсегда увязла в липкой темноте.

Наступила такая тишина, что я испугался.  В этот миг я понял, что всё забыл.

Я стал задавать вопросы: «Кто я?», «Где я», «Что со мной произошло?»   
Ответов не было. Я стал чистым сознанием. Точкой в пространстве, мигом в безвременье, былинкой в громадной вселенной, без тела, без разума, только я. Но кто я?

Я стал судорожно вспоминать, что было со мной до того, как я провалился во тьму.
Белка, маленький любопытный зверёк! Я вспомнил белку и она заскакала перед моим внутренним взором. Глазки-бусинки, пушистая шёрстка, белка подмигнула мне и ускакала прочь.

Рюкзак! Да рюкзак! Перед моим мысленным взором вплыло слово. Оно переливалась всеми цветами радуги. Меняло форму, размер, структуру, наконец оно исчезло и появился мой родной рюкзак с подвешенным к карману компасом, со звякающей посудой и консервными банками. Меня охватила эйфория. 

« Ботинки», - закричал я, - «мои новые скрипучие ботинки». И они появились, коричневые тяжёлые, с черными шнурками.

Это была моя маленькая победа, я торжествовал, но затем видение исчезло, и я опять повис в пустоте один одинёшенек. Время остановилось, а я всё ещё был Я. Надо вспомнить, я не мог забыть, раз  помню белку, значит вспомню и всё остальное. Как я мог всё забыть? Очередной вопрос без ответа.

Тогда я стал придумывать. Я представил, что у меня есть тело, что я человек и у меня есть имя. Я выдумал себе нос картошкой и копну рыжих волос, я захотел быть капитаном дальнего плавания и жить на острове. Я мысленно нарисовал мой космос: солнца и планеты, зверей и птиц, океаны и реки, у меня было бесконечно много времени для этого, потому, что время остановилось для меня.

Я продумал каждую мелочь, перед моим внутренним взором проплывали острова и киты, метеориты и кометы. Моя фантазия расширилась до бесконечных пределов, от макро до микромира. Я был абсолютно счастлив в своём творчестве я создавал всё новые и новые виды, звёзды, галактики.

Но я не на миг не забывал, что хочу знать, кто я. И когда в триллионный раз я задал этот вопрос. Вдруг вспыхнул невыносимо яркий свет и медсестра, которую я сам же и придумал радостно объявила: « У вас мальчик!». И я всё понял.

Я Бог! Я всё это создал. Я и только я, своей фантазией и волей. Я заплакал от счастья, и настоящие горячие слёзы покатились по моим сморщенным  щёчкам. Я есть! И пожалуй, я голоден.

За окном по пушистой кроне сосны скакала рыжая белка.